Logo
        Войти
  Запомнить:

Страниц: [1] 2 3 ... 5   Вниз
  Печать  
Автор Тема: «Единственный мой наложник» (NC-17, миди, сказка)  (Прочитано 17118 раз)
simpli
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 263
Репутация: +18/-0
Оффлайн Оффлайн


« : 14 Апреля 2011, 22:24:55 »

Название: «Единственный мой наложник»
Автор: simpli
Статус: закончен
Рейтинг: NC-17
Жанр:сказка, немного юмора.
Саммари:   Очнулся под палящим солнцем, в пустыне. И сразу же закрыл глаза. Больно себя ущипнул и открыл. «Вот она какая, шизофрения!» — почему-то радостно пронеслось в голове.
Предупреждение: присутствует насилие.
simpli
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 263
Репутация: +18/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #1 : 14 Апреля 2011, 22:27:31 »

Меня, как товар особой ценности, прячут в тени, подальше от любопытных глаз. Одетый в кучу одежд, я удобно развалился в кресле. На маленьком переносном столике стоит прохладная вода и блюдо с фруктами.  Если за воду я благодарен заботливым продавцам, то вот как есть большинство из фруктов, я не знаю.  Вот и приходит моя очередь, ко мне подходит один из продавцов и берет за руку. Я спокойно иду к помосту, и только у лестницы начинаю нервничать. Без очков я почти не вижу ступенек, да и стоять у всех на виду не кажется мне хорошей идеей.  Меня легонько подталкивают в спину и тихо говорят что-то успокаивающим тоном. И я делаю первый несмелый шаг.
Я не знаю языка, понятия не имею, где нахожусь.  Но явно не в родном Санкт-Петербурге.
Все началось с того, что сразу после Нового года я сломал ногу.  И это бы было не так страшно, но компьютер сломался ровно через три дня.  Я безумно скучал, запертый один в квартире. И читал все подряд. Через неделю дошел до книжек своего тринадцатилетнего племянника. Одна из них, про юного бестолкового мага, оказалась очень даже ничего, смешной, по крайней мере. Вот только нечитаемые, длинные, якобы заклинания меня раздражали. И вот одно из них, самое длинное и самое нечитаемое я зачем-то произнес вслух.  И с последним звуком  потерял сознание.
Очнулся  под палящим солнцем, в пустыне.  И сразу же закрыл глаза. Больно себя ущипнул и открыл. «Вот она какая, шизофрения!» - почему-то радостно пронеслось в голове.  Весь мир перед моими глазами расплывался: ни очков, ни одежды, ни даже гипса на мне не было. Было жутко жарко, я какое-то время лежал не шевелясь. Надеялся, что сестра придет домой, увидит в каком я состоянии, и вызовет скорую, психиатрическую.  Да и смысл ползти куда-то? Вдруг там, в реальном мире, я упаду с дивана и сломаю вторую ногу?
Но часа через два  понял: я очень хочу пить, да и спина поджарилась под палящим солнцем до состояния сгоревшего тоста.  И я пополз. Зачем и куда, в тот момент  не задумывался, просто искал тень, чтобы укрыться от солнца.  Но невозможно долго ползти по раскаленному песку, да еще со сломанной ногой. Я потерял сознание второй раз за этот день.
На этот раз, придя в себя, не спешил открывать глаза. А вслушивался в происходящее.  Какое-то время мне казалась, что галлюцинации кончились.  Я слышал людские голоса вдалеке,  солнце уже не припекало.  Да и спина не болела, почти.  Удивленно распахнул глаза, оказался в комнате, мало напоминающей палату больницы:  широкая кровать под балдахином,  резной прикроватный столик и обилие красок. Остальную комнату я рассмотреть не мог, только близоруко щурясь, силился понять, в какую больную фантазию меня отправил очередной виток шизофрении.
В комнату входят две высокие фигуры и направляются ко мне.  И по мере их приближения я понимаю, что они слишком высокие.  Один из них присаживается на край кровати, говоря что-то успокаивающее, тянется руками к моей сломанной ноге.  Я зажмуриваюсь, в ожидании боли.  Но все, что чувствую это приятное тепло. Открываю глаза – мою ногу окутало золотистое сияние, которое, казалась, исходило из рук незнакомца.  Потом меня переворачивают лицом вниз, и это же тепло окутывает мою кожу.  Боль исчезает. На меня наваливается какая-то непонятная усталость, и я засыпаю.
Просыпаюсь  опять в той же комнате.  И тихо радуюсь, что никаких новых изменений не произошло.  На прикроватном столике стоит поднос с едой  и водой.  Я успеваю поесть и даже изучить комнату,  дверь которой оказывается запертой, прежде, чем в комнату входят.  Стоять посредине в чем мать родила у кого-то на глазах мне не хочется, почти бегом возвращаюсь в постель.
Но из постели меня бережно извлекают. С удивлением понимаю, что визитеру я ростом только по плечи, это при моих-то 190! Долго удивляться мне не дают, а тянут за руку прочь из комнаты. 
В светлых коридорах туда-сюда снуют люди, все со светлыми и длинными волосами, и неимоверно высокие.  Мне неловко оказаться среди толпы в обнаженном виде, и я пытаюсь прикрыться.
Почти втаскивают в светлое, огромное помещение купальни. Тут пахнет водой и парфюмерией.  Меня легко поднимают на руки и опускают в теплую благоухающую чем-то свежим воду.  Дальше принимаются мыть. Я какое-то время пытаюсь перехватить чужие руки и проделать сию процедуру самостоятельно. Но мне не дают, и я предпочитаю расслабиться.  На моей бедной коже и волосах за всю мою жизнь ни разу не оказывалось столько всяких масел, втираний и прочей ерундистики. Наконец-то, часа через полтора, когда я уже был уверен, что всю свою оставшуюся жизнь я проведу в воде, меня вытаскивают. Ставят на пол и вытирают теплым полотенцем.  И помогают одеться.  Без этой помощи я бы в жизни не понял, как можно натянуть на себя столько  разнообразных шмоток. 
Потом вновь тянут за руку, и выводят из дома. Сразу же впихивают в закрытые носилки.
И вот теперь я стою на помосте и слушаю выкрики из толпы. Это назначают мне цену. Ведущий аукциона подходит вплотную и пытается начать меня раздевать. Но я цепляюсь в ткань, и ни в какую не желаю отпускать ее.  Он пытается разжать мои пальцы, в тоже время, не причиняя боли. Но мне принципиально не хочется раздеваться у всех на виду. Меня и так беспокоит то, что в своих галлюцинациях я почти всегда расхаживаю голый.  Никогда раньше не замечал за собой страсти к эксгибиционизму.  Со стороны зрителей доносится замечание, и тут же слышится со всех сторон смех. На помост поднимается торговец и перехватывает мои руки.  Теперь ведущий аукциона легко справляется со своей задачей. На мне остаются только очень короткие полупрозрачные штаны.  Они расходятся в разные стороны, и из толпы доносится восхищенный свист. Теперь, судя по интенсивности выкриков, цена возрастает с гораздо большей скоростью.  Вскоре участников  торгов остается  только двое: один из них, судя по голосу, весьма почтенного возраста,  второй голос же звучит молодо.
И вот молодой голос смолкает.  Последнюю цену называет старческий дребезжащий. Меня спускают с помоста и ведут к покупателю.  Я оказываюсь возле очень высокого,  полностью седовласого человека. Он,  удивительно крепко для  своих лет,  хватает меня за руку.  И вот меня впихивают в очередные носилки, и покупатель садится следом. Я отодвигаюсь на максимальное расстояние.  Старик не пытается ко мне придвинуться. Но я кожей чувствую его цепкий, изучающий взгляд.

Орис
Отец сказал, что подарок на мой приближающийся день рождение ждет меня в спальне. И что такого нет в его гареме, и если я верну ему юношу, он будет только рад. И с удовольствием купит мне очередную лошадь, золотую безделушку, меч, да все, что я захочу.
У меня самого гарема нет, я просто не могу спать с кем-то, кто этого не хочет.  А мой заботливый отец по всем поводам дарит мне красивых рабов.  Я понимаю его. Единственный сын одного из самых богатых князей в империи – и нет своего гарема. Это не просто плохой тон, это почти скандально.  Я этим расписываюсь в собственной сексуальной несостоятельности. А с таким «дефектом» ни один из женских родов не подпишет со мной контракта на потомство. А отец бредит внуками.  Но каждый раз, когда я пытаюсь сломать в себе что-то и взять очередного красивого раба… Стоит мне увидеть в глазах испуг и отвращение, как все…  Я не могу ломать людей, пусть даже рабов.  Даже у самых хорошо обученных рабов иногда в глазах отображается их истинное отношение к положению наложника. 
Вот  и сейчас я войду в комнату, и меня либо встретят дико испуганные, на пол лица, глаза девственника, либо привычно-приторная  обольстительная улыбка юного сломленного обученного раба.
Но вместо картин, которые рисовало мне воображение, я вижу спокойно спящую маленькую фигурку. В душе поднимается глухая злоба, судя по росту это не юноша, а ребенок. Ему хоть пятнадцать есть?  Подхожу к своей кровати и с изумлением понимаю, что подарок вполне взрослый, лет двадцати.  Еще с большим изумлением отмечаю, что волосы у юноши коротко срезаны и имеют странный черный цвет.  Тихо говорю:
- Эй, малыш, проснись.
Раб что-то отвечает, сонно и неразборчиво и поворачивается на другой бок. Трясу его за плечо, легонько. Он садиться и сонно оглядывается вокруг.  Взгляд его черных глаз с трудом фокусируется на моем лице. Что-то говорит на неизвестном мне языке.  И растерянно улыбается.   Я тут же понимаю, что пропал.  Не отдам я его отцу, мне до боли хочется поцеловать это сонное растерянное чудо.  Но я даже не пробую.  Зачем-то извиняюсь и выхожу из собственной спальни. Мне не хочется пытаться лечь в собственную постель и этим напугать свое хрупкое чудо.
Ложусь спать в своей гостиной. Долго верчусь, пытаясь выкинуть из головы растерянную улыбку. Засыпаю, и мне снится, что мой подарок сам целует меня в губы.
Утро начинается с того, что меня позвали к отцу.
- Орис, милый мой мальчик, так ты примешь мой подарок?
- С удовольствием, отец. Он великолепен.
-Тогда почему ты сегодня не ночевал в своей спальне с ним? Не смотри на меня так, мне слуги уже доложили.
«Узнаю кто, убью»
- Я не хотел его пугать…
- Он раб. Его участь выполнять твои желания. В общем, так, он девственник. Это подтвердили маги.  И если он останется девственником, то я заберу его к себе в гарем.  Ровно через неделю его придет осмотреть маг.
simpli
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 263
Репутация: +18/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #2 : 15 Апреля 2011, 06:36:02 »

Просыпаюсь я поздно, ближе к полудню. Комната залита солнечным светом. Я с удовольствием потягиваюсь на широкой кровати, в голове навязчиво роятся мысли. Первая. Нужно встать и одеться. Вот только я не уверен, что смогу без посторонней помощи с этим справиться.
Вторая. Очень хочется есть, но как об этом сообщить окружающим?
Третья. Я теперь уже не так уверен, что все это мне чудится. Никогда не интересовался психическими заболеваниями, но почему-то уверен, что таких долгих галлюцинаций не бывает. Все слишком реально. Ощущение тепла солнечных лучей, мягкость кровати, запахи и звуки. В конце концов, должны же мне были в больнице вколоть что-то психотропное для вывода меня из такого состояния? С другой стороны – если это реальность, то почему меня вначале продают как раба, а потом окружают предметами роскоши и не пытаются заставить работать? Да и как я сюда попал? Не верится, что заклинание из детской книги могло сработать.
Встаю и беру с кресла свою одежду. Я тихо ругаюсь сквозь зубы трехэтажным, все-таки каким нужно быть извращенцем, чтобы придумать такой костюмчик? В это время в комнату входит юноша, кланяется мне, и его руки быстрыми привычными движениями приводят мою одежду в порядок.  На шее у зашедшего я замечаю небольшой железный ошейник. Меня жестом приглашают идти следом, проводят через пару комнат, и я оказываюсь возле накрытого стола. Надеюсь, не предполагается, что все это нужно съесть? Или я попал к каннибалам и меня решили так нехило откормить?
Сажусь и выбираю что-то похожее на кусок пирога, запиваю водой. Остальные странные яства даже не рискую пробовать. Как и разноцветные холодные или горячие напитки. По- крайней мере, ярко зеленое тягучее нечто,  от бокала с которым вверх поднимается струйка розововатого дыма не кажется мне съедобным. Но юноша настойчиво сует бокал с ЭТИМ в руку. Я так же упорно отказываюсь.  Тут на помощь приходит еще один слуга и  хватает мои руки. Юноша, говоря что-то спокойным тихим голосом, насильно вливает жидкость в рот. Жуткое нечто на вкус оказывается ничего, терпким и чуть горьким. Мне зажимают нос, заставляя проглотить зеленую субстанцию. Оставшееся я допиваю почти добровольно.  Потом они отпускают меня, отходят в стороны и низко кланяются. Нет, это точно бред моего очень больного воображения!
Меня опять жестом приглашают идти следом. Покорно бреду назад, в свою комнату.  Там, на уже заправленной постели, сидит молодой человек.  Слуги падают перед ним ниц и встают только после небрежного движения руки этого субъекта. Он тем временем открыто и нагло исследует меня взглядом.

Орис
Мой подарочек явно встал не с той ноги: сердито сведенные брови, руки скрещены на груди, губы обиженно поджаты, черные волосы в полнейшем беспорядке и только черные глаза смотрят чуть рассеянно. Судя по тому, что наложник не счел необходимым даже поклониться  при виде хозяина, характер у него не самый покладистый.
- Он поел? Проблемы были?
- Немного.  Нет, господин.
- Позовите портного, не может же он ходить в одном и том же. И ювелира. Нужно заказать ошейник. Свободны.
Когда дверь за рабами закрывается,  я остаюсь наедине с моим подарком. Встаю и подхожу к своему чуду вплотную.  Наложник отступает на шаг, растерянно и немного испуганно смотрит снизу вверх.  Он ростом чуть ниже моего плеча, и в ярком  солнечном свете кажется еще более хрупким.  Дотрагиваюсь рукой до своей груди:
- Орис.
Вытягиваю руку и едва касаюсь его плеча.
- Ясаша. – отвечает подарок с робкой улыбкой. 
Улыбаюсь в ответ.  Ловлю рукой его ладошку и подношу к своему лицу, едва касаюсь губами теплой нежной кожи. Чудо тут же отдергивает руку, и растерянно смотрит на меня.  Я продолжаю улыбаться, больше не пытаюсь к нему прикоснуться.  Отхожу чуть-чуть от Ясаши.
В комнату стучат. Как не во время. Мое чудо вздрагивает, и, чтобы не пугать его ещё больше, говорю спокойно:
-Входите. 
Раб с поклоном впускает в комнату портного и ювелира. 
Если в начале снятия мерок мой подарок пару раз нервно дернулся, то потом, поняв, что происходит, Ясаша спокойно стоял.
- Мне нужно, чтобы вы сшили как можно быстрее полный гардероб для моего наложника. И ради всего святого, не пытайтесь экономить на тканях.
Портной с поклоном благодарит и уходит.
- От вас мне нужен ошейник.
- Золотой?
- Нет. Я думаю, ему больше подойдет серебро.
- Гравировку делаем с наружной стороны? Просто тогда изнутри ошейник можно будет обить мягким бархатом. У вашего наложника очень нежная кожа, боюсь, что металл может натирать.
- Согласен.
Ювелир удаляется.
- Ясаша, пойдем. – я жестом зову его за собой.
Наложник удивленно смотрит на меня и неожиданно начинает смеяться. Успокоившись, он подходит ко мне и прикоснувшись ладонью к моей груди говорит:
- Орис.
Прижимает ладошку к себе:
- Саша.
Я веду его в свой гарем. Это пустующее помещение, там полно разных спален. Сразу ввожу Сашу в комнаты, предназначенные для фаворита. Но, судя по непонимающему выражению лица моего чуда, мечта безболезненно выселить его из моей спальни приказала долго жить. Придется какое-то время ночевать в гостиной.
simpli
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 263
Репутация: +18/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #3 : 15 Апреля 2011, 06:37:56 »

Саша
Мой странный провожатый зачем-то притащил меня в чью-то (скорее всего свою) спальню. Потом пытался что-то объяснить, но  сдался и махнул рукой. Мне было неуютно находиться в чужих комнатах, да еще воспоминания о том, что мне как барышне поцеловали руку – все это вызывало какие-то смутные и нехорошие подозрения. Хотя с другой стороны, возможно, я просто надумал.
- Саша, - мужчина нетерпеливо стоит у двери.
Я иду за ним, едва успевая. Большинство снующих вокруг слуг падают ниц, некоторые просто низко кланяются. Орис выводит меня в сад. Обилие зелени, странные сладко-терпкие ароматы и яркие цветы – все обрушивается на меня своим великолепием.  Но мой провожатый продолжает идти с прежней скоростью. И я не хочу от него отставать,  но когда прохожу  мимо очередного куста, любопытство берет верх, и я незаметно отрываю пару листиков.  Хочу рассмотреть их поближе, для того, чтобы убедиться, что мне эти растения незнакомы. За этим занятием я не замечаю, что Орис резко остановился на краю небольшого пруда, и влетаю ему в спину.  Стремясь сохранить равновесие,  он цепляется за меня и поэтому в воду мы падаем вдвоем.

Орис
Скользкое илистое дно не дает мне возможности сразу подняться. Все первоначальное раздражение, вызванное неуклюжестью и невнимательностью моего наложника, испаряется почти мгновенно.  Мне приятно чувствовать гибкое, стройное тело,  барахтающееся у меня под боком. Наконец-то удается встать, и я подаю Саше руку. Как только его пальцы смыкаются у меня на запястье, рывком ставлю на ноги и его.  Переступаю через бортик первым, мой наложник оступается и почти падает назад, в воду. Но я крепко держу его за руку.
- Господин наследник, не находите, что Вы  выбрали слишком грязное место для купания?
От неожиданно раздавшегося насмешливого голоса за спиной я отпускаю руку наложника, и он с громким плеском оказывается опять в воде.
- И чем интересно он Вам так не угодил, что Вы решили утопить бедного мальчика тут?
Папин фаворит собственной персоной. Вечно насмешливый и высокомерный, с первой сединой в волосах, Риори был рядом с моим отцом, сколько я себя помню.  Он единственный из папиных наложников мог свободно выходить из гарема, и единственный, кто смел возражать отцу.
Саше наконец удалось подняться на ноги, он абсолютно мокрый и явно очень злой осторожно и неспешно брел к берегу. Я подал ему руку, помогая переступить через бортик водоема. Саша хитро улыбнулся, резко толкнул меня, и я опять оказался в воде. 
Под веселый смех я очередной раз выбирался из грязного пруда.
- Риори, ты бы не мог распорядиться, чтобы нам подготовили купальни?
- А может вам и одной хватит? Вроде бы совместные омоновения приносят вам обоим массу положительных эмоций.
- Риори!
- Слушаюсь, господин наследник.
Риори насмешливо поклонился и быстро удалился.

Саша
Минут десять я потратил на то, чтобы выгнать слуг. Потом с удовольствием снял грязную мокрую одежду и погрузился в теплую воду.  Через минут двадцать в двери постучал и тут же зашел слуга с чистой одеждой. Пришлось вытираться и одеваться в его присутствии. 
Меня проводили в спальню. Там уже меня ждали ужин и Орис.   Ели мы в полном молчании, это смущало меня, как и то, как он на меня смотрел.  И я, чтобы как-то разрядить обстановку,  указывал на предметы и Орис называл их.  Иногда он смеялся, когда я пытался повторить некоторые особо сложные слова.
Уходя, Орис замешкался в дверях, потом резко вернулся,  нагло поцеловал меня в нос, и быстро вышел.
simpli
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 263
Репутация: +18/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #4 : 15 Апреля 2011, 06:43:28 »

Риори.
Я уютно устроился во внутреннем садике гарема. Собирался подремать какое-то время. Но мне помешали. Слуги почти тащили в сторону выхода новенького наложника, Мика. Совсем еще мальчишка, лет семнадцати, он попал в гарем всего-то недели три назад. И все три недели я наблюдал одну и ту же картину – вечером Мика почти тянули в спальню к хозяину, он упирался и хныкал.  Утром же на золотой коже тонких запястий и шеи багровели новые синяки. Иногда и смазливое личико парня тоже было украшено подобным образом. Я лениво потянулся и подошел к слугам.
- Отпустите его. Сегодня к хозяину пойду я.
Слуги низко кланяются и отпускают мальчишку. В золотистых глазах Мика читается удивление, и немой вопрос: « ты в своем уме?». Я привык к подобным взглядам. Лайн – не самый добрый хозяин. Я бы даже сказал, что он жестокий помешанный на контроле садист, хлыст достаточно часто оказывается на спине то одного, то другого наложника. Лайн не то, чтобы не заботится об удовольствии для своей «игрушки», но даже ни пытается не причинять боль. А надоевших наложников он со спокойной совестью отдает на рудники или в бордели.  Нужно быть идиотом, чтобы добровольно идти к хозяину в постель. Или мною.

Я вхожу в спальню господина, прилично потупив глаза в пол, и опустив голову. И тут же слышу насмешливое:
- Риори, если вы решили поизображать  приличного, послушного наложника, то вам это не идет.
- А я думал, тебе нравится видеть возле себя только кислые запуганные  детские мордашки.
- Ваше лицо уже давно не подходит под понятие «детское», но я всегда рад его видеть.
Его руки нежно поднимают мое лицо за подбородок, и он тут же впивается в мои губы поцелуем. Я слегка прикусываю его за язык и легонько отталкиваю.
- Я, между прочим, еще не ужинал. Да и ты меня не звал уже слишком давно. Ты же не рассчитываешь, что я каждый раз буду сам проситься в твою постель?
- Ну, в этот раз вы сами пришли… Мне приятно, что вы хоть немного скучаете без меня.
- Не скучаю. Мне просто ребенка жалко стало.

Ужин приносят очень быстро, и Лайн садится рядышком со мной.
- Риори, вы уверенны,  что солгать моему сыну по поводу девственности подарка было хорошей идеей? Зная Ориса, я боюсь, что он теперь вокруг него года два ходить будет. Прежде, чем решится.
- Угу. Лучше бы он действовал как ты. Увидел, купил, переспал? Но ты прав, за неделю у них ничего не получится. Дашь ему еще времени.
- Я даже знаю, что потребую взамен…
- И?
- Не скажу. Поел?
- Не больно-то и хотелось. Твой сын, ты и воспитывай!
Он резко поднимается, сметает посуду со стола и подсаживает меня на стол. Легонько прикусывает мою шею, целует в губы, и я с удовольствием отвечаю.
- Сознайтесь, вы же ревнуете? Хоть самую малость?
- Нет.
Его губы перемещаются к моему уху, он слегка кусает мочку и тут же зацеловывает место укуса. Шепчет.
- Если вы признаетесь, в том, что любите меня, я распущу гарем, дам вам свободу и сделаю своим супругом. Вы же знаете.
- Это ты меня любишь. А я тебя – нет.
Его руки забираются ко мне под одежду, ласково гладят мою спину, я одной рукой обнимаю его за плечи, другой же борюсь с бесконечными застежками на одежде.
- Может, только самую малость скучаю по тебе временами – говорю это и тут же прячу лицо у него на плече.
- Мой  любимый упрямец.

Саша.

Утро добрым не бывает.  Пока я спал, в комнату бесшумно прокрался слуга, и ему почти удалось надеть на меня эту железку.  Но я вовремя проснулся. И вот стоя на кровати, я держу стойкую круговую оборону при помощи подушки.  А слуг  в комнате уже трое. Рано или поздно они все же доберутся до моей скромной персоны.  Вот кто-то вырвал у меня из рук единственное средство самообороны.  Им наконец-то удается повалить меня на кровать.  Я отбиваюсь изо всех сил,  но они сильнее. Руки мои схвачены.
- Отвалите,  ублюдки, я не дам вам надеть на меня ошейник! Я вам не той-терьер! Пустите, ироды!
Верчу головой и извиваюсь, но это мало помогает.  Возле двери слышится властный голос. Меня тут же отпускают и слуги падают ниц перед хозяином.  Железяку они при этом оставляют рядом со мной на постели.  Я тут же хватаю ошейник и кидаю его в окно,  стекло со звоном бьется и он вылетает на улицу. С вызовом смотрю на Ориса. Но он в ответ только улыбается.   Так, наказывать меня явно не собираются.  И чего он на меня так смотрит?  Ой, я натягиваю одеяло почти до шеи.   Провоцировать Ориса на более активные действия у меня в планы не входит.  Одно резкое слово и слуг уже в моей комнате  нет.  Последний уходящий мстительно закрывает за собой дверь.
Половину прошедшей ночи не мог заснуть.  Ситуация, в которую я попал, нравилась мне все меньше.  Вчерашний поцелуй в нос расставил многое по своим местам.  Ну, по крайней мере, понятно для чего меня купили. Вот только не могу сказать, что перспектива стать чьим-то постельным рабом, меня сильно радовала.  Единственное, что более-менее  меня успокаивало, это то, что Орис  пока не проявлял агрессии и не пытался силой меня принуждать.  Хотя почему не пытался?  Физически он явно сильнее меня в несколько раз,  вряд ли за насилие над рабом Орису грозит тюремное заключение.  Да и относится он ко мне до странности мягко. Вот только остается вопрос, что мне делать, когда у моего хозяина кончится терпение?
Орис подходит ко мне, я нервно ежусь и поплотнее  укутываюсь в одеяло.  Он садится на край кровати,  я  смотрю на него снизу вверх огромными от ужаса глазами.
- Не надо, пожалуйста… - я знаю, что он меня не понимает. Но от моего умоляющего тона и напуганного вида Ориса аж передергивает. «Ага, действует!».  Он встает, кидает на край кровати одежду и выходит из комнаты.  Облегченно вздыхаю.
косточка
ну и кто во всем виноват!?...
Заядлый краснофорумец
****


ночь,тишина и мы с луной.
Сообщений: 364
Репутация: +9/-1
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #5 : 15 Апреля 2011, 16:31:36 »

Ой ,какая прелесть! Попаданец в другом мире..,не ново,но свежо! Мне Саша понравился ,прикольный паренек! А Риори ,вообще ,тот еще юморист! Когда продолжение будет?  :36:Хотелось бы прочесть .что Орис сделает.чтоб Санечку в постель заманить!? А еще понять хочется ,куда Сашенька  попал?!
 :82:Спасибо! Замечательная" восточная" сказка ! Так держать!
regi
Глобальный модератор
Гуру слэша и яоя
*****


положительные эмоции, это когда на все положить
Сообщений: 606
Репутация: +28/-3
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #6 : 15 Апреля 2011, 17:32:37 »

Волшебный оридж!!! Но действительно много вопросов. Надеюсь, что следующая глава поможет во всем разобраться.
S3Koza
Хацу и буду!
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 300
Репутация: +20/-2
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #7 : 15 Апреля 2011, 20:30:50 »

Ммм... я решила проштудировать все ваше творчество. что ж, приступим!
simpli
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 263
Репутация: +18/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #8 : 15 Апреля 2011, 23:01:54 »

косточка, Саша еще себя проявит. Ри... Ри еще то чудовище. Продолжение будет сейчас) Что только Орис не сделает... Но Сашка так легко не сдастся. Ну, не повезло мальчику, он попал в параллельный мир.
Я предпочитаю восточные сказки)

regi, Спасибо. Отчасти - да, отчасти - не совсем.

S3Koza, ну, пока что здесь - только законченные выкладываются, а те, что еще в работе - пока я не рискую.
simpli
Заядлый краснофорумец
****


Сообщений: 263
Репутация: +18/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #9 : 15 Апреля 2011, 23:05:35 »

Саша.
В первый раз у меня получается справиться с этим чертовым костюмом самостоятельно. Приоткрываю дверь и оглядываюсь: меня ждет слуга. Он жестом зовет следовать за ним.   Меня опять приводят к накрытому столу, на котором я сразу замечаю бокал, от которого идет розоватый дымок. Быстро, пока слуга не сообразил, хватаю бокал и выливаю содержимое на пол. Злорадно смотрю на его вытянувшееся лицо.
-Это тебе за ошейник!
Слуга, же в ответ только низко кланяется, и отодвигает стул, приглашая меня сесть. Я приступаю к завтраку, ярко зеленую лужицу в этот момент быстро убирают. И приносят новый бокал, с очередной порцией гадости. В руки мне его не дают. Как и в прошлый раз вливают силой.  Слуга жестом приглашает меня следовать за ним, но я упрямо сижу на стуле. Фиг вам, фашисты, а не покорность!  Один из слуг, мужчина лет тридцати, подходит, поднимает меня, перекидывает через плечо и несет в неизвестном направлении.  На  возмущенные крики никто не обращает внимания.  Останавливается наша делегация только перед незнакомой мне дверью, меня, наконец, ставят на пол и легонько подталкивают.

Орис.
Мой наложник несмело входит в мой кабинет и тут же с подозрением смотрит на мага.  Достопочтенный Ниас даже для нашей расы отличается высоким ростом, а Саша рядом с ним вообще смотрится ребенком. Но это единственный маг в городе, у которого есть опыт работы с пришлыми. То, что  Саша не из нашего мира, я понял сразу, слишком уж необычная у него внешность. Уже года четыре в наш мир периодически забрасывает людей из другого измерения. Хотя обычно это не взрослые, а дети от десяти до четырнадцати лет. И если у пришлых оказывается симпатичное лицо, то на невольничьем рынке они стоят огромных денег, если же нет – то продаются за бесценок, слишком уж они хрупкие  для физического труда.
Подхожу к своему наложнику, тихо говоря ему, чтобы он не боялся, и за руку подвожу к магу.  Саша жмется ко мне, ища защиты, мне так не хочется отпускать его. Достопочтенный Ниас кладет свои руки на плечи юноше. Я чуть отхожу, и тут же тонкие пальцы наложника цепляются за мою одежду. Он завет меня и говорит еще что-то непонятное умоляющим тоном.  Но я разжимаю его руку и отхожу к дальнему креслу. Саша поворачивается к магу, встречается с ним взглядом и застывает словно изваяние.
Я сижу тихо, чтобы не помешать работе Ниаса. Через минут двадцать маг тяжело вздыхает и отрывает взгляд от лица моего ноложника.  Саша сразу обмякает, и только руки мага не дают ему упасть на пол. Я подхожу и поднимаю его на руки, он оказывается очень легкий.
- Господин Орис,  все прошло успешно. Часа четыре он проспит, возможно, у вашего наложника будет болеть голова, когда он проснется. Но и это скоро пройдет. Советую на сегодняшнюю ночь освободить его от обязанностей.
-Спасибо, достопочтенный Ниас.
Я слегка кланяюсь магу, и он уходит. Зову слуг. Я сам отношу Сашу в комнаты, предназначенные для фаворита,  укладываю в постель прямо в одежде. Мелькнувшую было мысль, что неплохо бы его раздеть, с сожалением отметаю.  Слуги быстро, аккуратно и тихо развешивают в гардеробной Сашину одежду. Достаю из кармана тонкий, изящный серебряный ошейник, который сегодня утром два часа по всему саду искали человек шесть.  Замочек защелкивается на шее моего наложника, и открыть его смогу только я. С улыбкой предвкушаю возмущение Саши, когда он обнаружит у себя на шее это украшение.
Наконец-то я буду спать в своей постели! Если слуги успели  вставить стекло.

Саша.
Я просыпаюсь от немилосердной головной боли. Со стоном открываю глаза.
- Вам что-нибудь нужно? – раздается тихий голос в полумраке.
- Да, что-нибудь от головы.
СТОП! Я что дома? Резко отрываю голову от подушки, от чего боль только усиливается, и осматриваю комнату.  У самой  двери сидит слуга, и как только мой взгляд останавливается на нем, слуга вскакивает, кланяется и выходит из комнаты. Нет… Это явно не мой дом. Тогда какого черта я понимаю их язык? И где я собственно нахожусь? Эта комната явно не моя. О, черт! Меня сюда уже приводил вчера Орис. Нервно сглатываю. Это его спальня. Одно радует, за время, которое я провел в отключке, одежда с меня никуда не делась.  Так… Мои пальцы натыкаются на ошейник. Я с трудом встаю и подхожу к зеркалу. Точно. Орис, скотина, воспользовался моим беззащитным состоянием и надел таки на меня эту железяку.
В дверь стучат.
- Да.
Входит слуга с подносом и подает мне какой-то травяной отвар.
- Это от головной боли, господин.
Я выпиваю терпкую теплую жидкость, и ставлю бокал на поднос.
- Где Орис?
- Господин Орис отдыхает у себя в комнате.
- Это где?
- Там, где раньше жили вы.
- А… а где тогда сейчас нахожусь я?
- В гареме господина Ориса. Вам выпала несказанная честь, вы являетесь фаворитом господина.
Даже так? Ну Орис у меня получит по полной и за «фаворита», и за ошейник! Вот только голова пройдет, и я приступлю к мсте!
Страниц: [1] 2 3 ... 5   Вверх
  Печать  
 
 

Powered by SMF 2.0 RC1.2 | SMF © 2006–2009, Simple Machines LLC
XHTML RSS WAP2
RuNet Theme by [cer]