Logo
        Войти
  Запомнить:

Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 24   Вниз
  Печать  
Автор Тема: "Синий ветер", слеш, NC-17, макси, в процессе прода от 13.10.13  (Прочитано 24898 раз)
Zlyuka Belle
Ну, да, злой. Но ведь очаровательный!
Гуру слэша и яоя
*****


Хочешь погладить меня против шерсти? Уверен?
Сообщений: 502
Репутация: +39/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #30 : 08 Марта 2012, 13:05:08 »

Adorer,
Цитировать
а я пошла отбирать у кота валерьянку, подаренную ему на 1-е марта.
я в душе кот и день рождения у меня 1-го марта... Без шуток.))))) Не отбирайте у меня валерианку, как я писать буду?! :23:
Zlyuka Belle
Ну, да, злой. Но ведь очаровательный!
Гуру слэша и яоя
*****


Хочешь погладить меня против шерсти? Уверен?
Сообщений: 502
Репутация: +39/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #31 : 08 Марта 2012, 13:17:07 »

Всех с прекрасным весенним праздником!)))) Желаю всем любви и вдохновения.
Zlyuka Belle
Ну, да, злой. Но ведь очаровательный!
Гуру слэша и яоя
*****


Хочешь погладить меня против шерсти? Уверен?
Сообщений: 502
Репутация: +39/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #32 : 08 Марта 2012, 14:30:21 »

* * *
Кар Крон-Легата остановился недалеко от ворот Трой’Лиона. Водитель уже издали узрел целую когорту Хозяев, которые собрались рядом с воротами.
- Заплати им, - лениво изрек с заднего сидения Джеттери.- И накинь еще двадцать процентов. За Синий ветер.
- Слушаюсь, господин.
Сзади с глухим хлопком вылетела пробка,  раздалось шипение вина. И, расплачиваясь с хозяевами Адальона, водитель в полном обалдении наблюдал, как в полпятого утра его Господин преспокойно глушит шампанское, переливая его в обыкновенный, ну, пусть и хрустальный, стакан.
- Ну, едем, что ли? – безмятежно спросил Джет.
- Гм, да, господин. Домой?
- А есть идеи?
Водитель подавился. Джет вылил в стакан остатки дорогущего шампанского. Выпил. Вздохнул, и с грохотом открыл новую бутылку.
- Покатай меня над Троем, - промурлыкал Джет. – На малой высоте. А то я еще не допил.
- Д-да, господин, как пожелаете.
- Вот и лети, пилот, - фыркнули сзади. – У меня тут еще бутылки  три. А, нет, четыре.
Снова зашипело шампанское…
Солнце во всем блеске сияния поднималось над Городом Высоких, Синий ветер утихал, прячась за отрогами Ясных гор. Свежий ветерок налетал, отгоняя дурман. Наступало чистое, необыкновенно ясное утро, как обычно, после Синих сумерек. Весь Светлый город сладко спал, одурманенный Синим ветром. И только один кар, темно-зеленый, похожий формой на морское животное, плавно скользил над городом. А его хозяин, сладко улыбаясь, смотрел на город, пил дорогое, почти ледяное, из холодильника вино, и думал, как же глупы все жители этого города. Или просто трусливы? А еще, он весело улыбался, вспоминая слова простой шлюшки: «Ветру нечего сорвать с тебя. Ты – такой, как есть. Ты не лжешь».
«Кому не лгу?» - спросил тогда Джет.
«Себе. Себе самому».
«Значит, не лгу», – Сайент развалился на сиденье машины, закинул руку за голову,  снова с удовольствием приложился к стакану с шампанским.
Он не сомневался, что где-то в Адальоне, юный, хорошенький мальчик тоже пьет шампанское, которое, он ему оставил. Тоже не спит, и тоже встречает необыкновенно чистый и ясный рассвет, который дарит их миру Синий ветер.
- Бесы его разбери, - пробормотал Джет. – Как быстро кончается шампанское. Я слишком быстро пью? Или бутылки маленькие? Хм… Ну и бесы с ним. Дома еще есть. Высади меня недалеко от Гранд-Парка. Оттуда я пойду пешком до Дворца. А ты следуй за мной. А то вдруг усну по дороге?
Водитель только в тихом ужасе приподнял брови. Но что он мог?
Кар приземлился у Гранд-Парка. Джет выбрался из машины. В руках у него были две не допитые бутылки шампанского.
- Следуй за мной, - приказал Джет, и пошел по усыпанной сверкающим гравием дорожке парка, потягивая вино прямо из горлышка.
Вокруг все еще витал аромат Синего ветра. Он еще не ушел… А хоть бы и оставался. Тут что, кто-то боится?
Джет благополучно добрался до своего дворца. И там, приняв освежающую ванну, отправился спать. На свою шикарную постель. И сон его был сладок. Сладок, как никогда, до сих пор.
fuyu_no_hanabi
Захаживает на КФ
***


Сообщений: 246
Репутация: +24/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #33 : 08 Марта 2012, 15:18:02 »

Хехе, пьяненький Джет - такая лапа=))))
Отличный подарок, спасибо, дорогой автор!!  :82:
В ожидании проды!
Zlyuka Belle
Ну, да, злой. Но ведь очаровательный!
Гуру слэша и яоя
*****


Хочешь погладить меня против шерсти? Уверен?
Сообщений: 502
Репутация: +39/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #34 : 09 Марта 2012, 06:51:21 »

Мда, шампусик настраивает Джета на благодушный лад. Кое-кто вполне мог бы этим воспользоваться. Но этот кое-кто не знает о том волшебном действии, которое оказывает на строптивого парня сей напиток. Джет, зная такую фигню, редко пьет его на людях.

Прода вскорости будет. Вообще продуман рассказ до конца. Осталось воплотить на бумаге. Или на мониторе.)))))
Adorer
Осваивается на Красном
**


Сообщений: 74
Репутация: +5/-1
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #35 : 09 Марта 2012, 09:31:02 »

Zlyuka Belle, я тут внезапно почувствовала, что чего-то нехватает :34: Не знаю, как другим читателям, но мне для полноты ощущений очень не хватает сцены между гадом-Верховным Легатом и Джеттери :55: Можно воспоминаниями, когда Джет решился на этот нелегкий шаг, или последующую сцену. А, автор?
Zlyuka Belle
Ну, да, злой. Но ведь очаровательный!
Гуру слэша и яоя
*****


Хочешь погладить меня против шерсти? Уверен?
Сообщений: 502
Репутация: +39/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #36 : 09 Марта 2012, 11:42:42 »

Adorer,
ну, поскольку вы оставили мне валерианку (я надеюсь)))), то мой Муз вполне одобряет такое отступление. Тем более, что дальше по ходу повествования оно будет весьма уместно.)))))
Все для вас, для читателей...  :19:
Adorer
Осваивается на Красном
**


Сообщений: 74
Репутация: +5/-1
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #37 : 09 Марта 2012, 12:44:32 »

Да я ради такого вам с Музом не только валерьянку, но и блюдце коньяку и оливки с консервированным горошком!!!! Все для вас, дорогой кот..эээ-э-автор и его Муз!! :27:
Zlyuka Belle
Ну, да, злой. Но ведь очаровательный!
Гуру слэша и яоя
*****


Хочешь погладить меня против шерсти? Уверен?
Сообщений: 502
Репутация: +39/-0
Оффлайн Оффлайн


« Ответ #38 : 10 Марта 2012, 16:47:52 »

4.
Утро в Стаене началось с террора Аленты. Синий ветер кончился, а, значит, всем пора вспомнить о своих прямых обязанностях. Все утро Алента являл Легиону свою власть. Большинство персонала уже через час, почти с тоской вспоминали, как хорошо было вчера, когда приставучий раньет сидел в своем кабинете, и ни к кому не придирался.
Латион, свежий, бодрый и энергичный, наводил ужас даже на большинство Советников, которые провели ночь, по большей части в кутежах, и мечтали тихо отсидеться в кабинетах за бокальчиком коньяка или бутылочкой шампанского.
Ан, нет.
Раньет, который славно выспался, дарить покой никому не собирался. Он мудро проглотил таблетку транквилизатора, еще задолго до наступления ночи, и когда под действием лекарства мучительное томление оставило его, завалился спать. Честно продрых часов десять, вскочил в пять, полный жизненных сил, и явился в Стаене еще до восьми. Поэтому Высокие, с трудом тащившие свои, страдающие похмельем головы, на работу, перво-наперво встречали Латиона. Сиявшего энтузиазмом, который вызывал в больных головах дополнительные спазмы. Но делать нечего, приходилось изображать на лице радость, и быстренько пробираться в свои уютные кабинеты, пока раньет не пристал с вопросами. А Алента от души забавлялся. Раздав кучу поручений, потрепав кое-кому нервы, молодой человек удалился к себе. Уселся за свой стол, и, с удовольствием, - в отличие от остальных, - занялся работой.
Все было здорово.
Вот только не было Джета.
И это было странно. За Сайентом не водилось такого. Он мог опоздать, но не прийти совсем? Нет, это на него не похоже. В крайнем случае, если он, по какой-то причине, задерживался, то оставлял сообщение. Но сегодня Латион ничего не получал.
К полудню Алента извелся совсем. Когда и после 12 часов от Джета не было вестей, раньет, собравшись с духом, решил позвонить во Дворец Сайента.
На его звонок ответил управитель. Выражение лица слуги было таким, что у Латиона похолодело в груди. Но, он взял себя в руки, и грозно спросил:
- Где Крон-Легат?!
- Спит, господин раньет, - растеряно отозвался управитель.
Алента опешил. Спит?! Джет?! В это время?!
- Как это - спит? – сохраняя железную выдержку, спросил Алента.
Управитель выдохнул, словно нашел, наконец, возможность, излить душу.
- Господин Крон-Легат пришел только под утро, - зачастил управитель. – Он пришел около пяти часов утра, принял душ и лег спать. Он пришел пешком…
Смысл сказанного не сразу дошел до Аленты.
- Как «ПЕШКОМ»?! – заорал он.
Управитель горестно закивал головой:
- Он пришел пешком. Еще не было и пяти утра. Пьяный, и веселый. Принял душ, и лег спать, – управитель замолчал. Потом дрожащим голосом изрек: - Всех велел… посылать.
И вдруг, словно сил больше не было, выпалил:
- Он всю ночь ходил по Синему ветру! Шофер сказал! Пришел пьяный и с разбитым лицом! Господин раньет…
Но Алента уже отключился. Вскочил, и помчался на выход, сметая тех, кто топтался в приемной. В дверях врезался в Вилиона.
- Алента? Друг мой, куда вы?! Что стряслось?!
- Неон, молю вас, идемте со мной, - Латион схватил его за рукав, и потащил за собой. – Вы же не плохо знаете Сайента?
- Гм, ну если кто-то может похвастать таким знанием, - пропыхтел Вилион, в недоумении, поспешая за Алентой, - то это, скорее, Малент.
- Где я сейчас буду вам искать Малента?! – заорал Алента. – Этот бес где-то шлялся ночью по Синему ветру! И я должен знать, что с ним, бесы его разбери!
- Я с вами, друг мой, - крякнул Неон.
Буквально через минуту Алента запихнул Вилиона в свой кар и рявкнул:
- Во Дворец Сайента!
Кар Аленты пронесся на Городом высоких, словно ураган. И лихо приземлился на посадочную площадку роскошного особняка Дома Сайент.
Алента и Вилион дружно помчались к распахнутым дверям.
Латион так стремился скорей выяснить, что с Джетом, что пролетел через его покои, волоча за собой Вилиона. Оба, снедаемые тревогой, прибежали в спальню Джета, даже не успев осознать, что оказались в личных покоях, куда обычно посетителям вход был воспрещен. Если только посетитель не был любовником хозяина Дома.
Там Алента с Вилионом наткнулись на управителя, мявшегося у постели господина, не решаясь ни разбудить, ни уйти.
- Где он? – грозно спросил Алента.
Управитель дрожащей рукой указал на роскошный, зеленовато-голубой полог, скрывавший ложе Крон-Легата нежными, но непроницаемыми волнами шелка.
- Как давно он дома?
- Да несколько часов… - управитель лепетал перепуганным тоном. Он никогда не видел своего господина таким.
- Почему не сообщили сразу? Он, что, всю ночь ходил по Синему ветру?
- Д-да, господин…
- Почему не сообщили?!
- Хозяин велел всех посылать…
- Что, значит, посылать? – деловито спросил Вилион.
- То и значит, - смущенно промямлил управитель. – Согласно требованиям желающих…
- Какого беса… - начал возмущенный Алента.
- Если вы не прекратите орать возле моей постели, я лично вас поубиваю, - раздался из-под бирюзового полога раздраженный голос.
Шелковые шторы разъехались, и Джет, сидевший в постели, уставился на управителя.
- Какого хрена в моих покоях посторонние? Тебе надоело твое место?
Управитель пискнул, и, отбросив всякую почтительность, схватил за локти Аленту и Вилиона, и в две секунды вышвырнул их в гостиную. Пихнул в кресло одного, другого, и через секунду уже всучил им в руки бокалы с вином.
Оба посетителя не успели еще опомниться, как на пороге гостиной появился Джет в шелковом тончайшем халате, окутавшем его фигуру, словно вода, но совсем не скрывавшего длинных ног.
Джет плюхнулся на диван, потянулся, словно хищник, не обращая внимания на соскользнувший халат. Щелкнул пальцами.
Прелестный белокурый юноша, увешанный аквамаринами в цвет голубых глаз, тот час поднес ему бокал с шампанским. С игривым поклоном поставил на стол серебряное ведерко, в котором уютно угнездились три бутылки. Тряхнул платиновыми кудрями, и ускользнул, заработав одобрительный взгляд хозяина.
Оба посетителя провожали белокурое чудо глазами, пока их не вернул к действительности, довольно грубый вопрос:
- Ну, и кто объяснит мне, что значит эта наглость? Какого хрена вы вламываетесь в мою спальню? Не припомню, чтобы приглашал кого-то из вас.
Джет сидел в легкомысленной позе, в халате, который скрывал его тело «постольку, поскольку», тянул из тончайшего бокала шампанское.
Но его взгляд был холодным и жестким, как лед, охлаждавший его любимое вино.
Вилион предпочел промолчать, отдавая Аленту на растерзание явно разгневанному боссу.
- Ты не пришел на работу, - робко начал Алента. – А твой управитель сказал…
Латион снова оглядел Джета. Сайент, как немногие из тех, кто сохранил гены с тех самых, еще до военных времен, обладал мощной способностью к регенерации. Но его лицо все еще сохраняло следы синяков (и засосов тоже), полученных ночью.
- Ну, и что он сказал? – лениво протянул Джет, вновь наполняя бокал шампанским. Ледяное вино иголочками пузырьков, разливалось по всему телу, даря сладостную бесшабашность, напоминавшую ночную свободу.
- Что ты всю ночь гулял под Синим ветром… - закончил Алента тихо.
- Ну, гулял, - спокойно отозвался Сайент, - это что, плохо?
Вилион тихо крякнул.
- У меня что, чешуя появилась? Или хвост отрос? – Джет снова отпил шампанского. – В чем проблема?
- Ты не предупредил, что не придешь… - пролепетал, в конец, сконфуженный Алента.
- И поэтому вы решили вломиться в мою спальню! – фыркнул Джет. – Очень мило.
- Ну, и как это? – вдруг, со жгучим интересом, спросил Вилион.
- Классно, - мурлыкая, ответил Джет. – Если только не боишься.
- А, есть чего бояться?
- Есть, Неон, - Джет серьезно посмотрел на него, и вдруг его глаза подернулись поволокой. - Если ты боишься, друг мой. А если у тебя достаточно храбрости… Большинство из нас лгут самим себе. Альдис заставляет признать правду. Если ты слаб душой – не выходи на Синий ветер. Можно и… не пережить откровений, которые он тебе откроет.
- Ты пережил? – тихо спросил Алента.
- Как видишь, да, - ответил Джет. – Я нашел ответ на многие свои вопросы. Но кто сказал, что мне для этого не понадобилась храбрость?
- И когда снова подует Синий ветер, - спросил Вилион, - ты снова выйдешь?
- Да, - спокойно и твердо сказал Джет. – Мне больше нечего бояться. Наоборот, Альдис дарит мне свободу, которой не было раньше никогда. Внутреннюю свободу. Свободу от собственных страхов и сомнений.
Он встал.
- А теперь, господа, я рекомендовал бы вам вернуться к вашей работе, и дать мне возможность отдохнуть после веселой ночи. Всего доброго, Латион… Вилион…
Сайент чуть склонился, давая этим понять, что посетителям пора убраться.
Оба Высоких поклонились, развернулись, и вышли из дворца, направившись к машине Аленты.
- Что скажете? – пролепетал Латион, когда кар уже летел к Стаене.
- Я рад, что нас не убили на месте, - хохотнул Вилион. – Не стоит рисковать, врываясь в его покои. Да, еще и в тот момент, когда он в похмелье. За Сайента нам с вами можно не волноваться, мой юный друг. И знаете что, я бы тоже с удовольствием хлебнул бы холодного шампанского.
- Шампанского? – изрек Алента. – А я бы вот, наверное, лучше коньяк.
- У меня есть и то, и другое, - весело ответил Вилион.- А еще лучше, велите-ка ехать к Маленту. Этот сибарит сегодня дома. И выпьем, и поговорим. Он тоже жаждет подробностей.
- К Дворцу Малентов, - покорно велел Алента шоферу.
Перламутрово-серый кар развернулся, заложив в воздухе вираж, и заскользил к причудливому дворцу, тонувшему в обрамлении роскошных деревьев.
* * *
Джеттери, выпроводив нежданных гостей, понял, что спать больше не хочет. Он снова уселся в гостиной, с фужером в руках. Потом, повертел в руках изящный сосуд, фыркнул, и велел подать ему стакан. Развалился на диване.
Он чувствовал себя так хорошо, как, пожалуй, никогда раньше. Дело было не в физическом состоянии. На душе царил странный, незнакомый доселе, покой. Чувство свободы, родившееся ночью, никуда не ушло. Но, к нему прибавился теплый огонек. Тепло, о котором он столько слышал, но сам никогда не испытывал. Любовь… Она, и вправду, наполняет жизнь смыслом.
Джет задумался. Теперь есть тот, кто стал для него дороже всего мира. Но одновременно, мужчина понимал, что у него появилась уязвимая точка. И, по ней непременно нанесут удар, если только узнают. Все вдруг предстало в другом свете. И враги, которые до сих пор, лишь раздражали, своими попытками подкопаться под него. И друзья, чья ценность вдруг увеличилась в разы. И собственная сила, и собственные слабости.
Мальчишку надо защитить. Но как?
С одной стороны, лучшая защита для Джанни – оставить все, как есть. Пусть он в глазах других остается просто шлюхой, которую любит снимать знатный господин. С другой стороны, Адальон – не самое безопасное место для проживания.
Привести мальчика к себе, наверх, Джет не может. Ему не простят подобного вопиющего произвола. И первый, кто не простит – Верховный Легат. Нет, за жизнь Джеттери опасаться нечего. Но свое место он потеряет. А с ним и власть, которая дает столько преимуществ. Тогда мальчишку точно не защитишь. Значит, Сайент должен стать еще расчетливей, коварней, и осторожнее.
Что ж, значит, станет.
Мужчина жестко прищурился, глядя на свет сквозь пузырьки вина.
Последнее время, их отношения с Верховным Легатом изрядно охладились. Джеттери проявлял все больше упрямства, не желая подставлять свое тело Мариону, а тот, естественно, бесился, чувствуя, что Сайент становиться все более неуправляем. Что касалось самого Джета, он не сильно боялся потерять благоволение Верховного. Он, все равно, останется тем, кто он есть – одним из богатейших и знатных Высоких. Статус его Дома был столь высок, что даже Дом Марион уступал ему. И ценным «племенным жеребцом» он тоже быть не перестал. Да и вряд ли, найдется кто-то, кто с честью сможет заменить его. Разве что Латион. Но мальчишка еще не умеет много. И самое главное, не умеет договариваться с инопланетными послами. А это было одной из главных обязанностей Джета. Здесь работали не только ум Сайента и его знания, но главным образом, неотразимое обаяние, умение понять собеседника, и угадать его желания. В дипломатии равных Джеттери Сайенту не было. Так что, за свое место под солнцем, Джет не боялся. Раньше. А теперь испугался. Он прекрасно знал, на какие подлости способен Вионта Марион. И у мужчины не было ни малейших сомнений, что тот с удовольствием пустит в расход безродную шлюшку, просто чтобы уязвить Сайента, и показать, кто здесь хозяин. А этого допускать нельзя. Нельзя, чтобы хоть кто-то понял, насколько мальчик дорог Джету. Значит, придется восстановить теплые отношения с Марионом. Придется снова стать в постели послушной лапочкой.
До сих пор Джеттери пользовался постоянным расположением Верховного. Но чем взрослее, опытнее и сильнее Джет становился, тем более жесткими становились попытки Легата подмять его под себя. Сайент подчинялся, демонстрируя полную покорность, хотя иногда просто ненавидел себя, за то, что терпит все эти, иной раз очень жестокие, унижения. Но, таким образом, Марион оставался в уверенности, что избранный когда-то им самим, Крон-Легат, в полной его власти. Ему льстило, что такой неуправляемый, высокомерный человек, как Джет, послушно опускается перед ним на колени. И никто не решался подставить подножку Сайенту, зная отношение к нему Верховного. Чего это благоволение стоило Джету, не знал никто.
Сайент скривился. Мерзкий привкус, появившийся на губах от одного предположения, не могло, казалось, смыть даже изысканное шампанское. Придется скрутить свою гордость в бараний рог. Цена высока. Но Джет знал, что заплатит ее, будь она хоть в десять раз больше. Чего не сделаешь ради любви? Пока он не найдет выход.
И тут Джет неожиданно сел. Налил полный стакан ледяного вина, и залпом выпил. Жуткая мыслишка закопошилась в голове. А не опоздал ли он? Последнее время Джет откровенно игнорировал Верховного. А ведь терпение у него короткое…
- Ни хрена, - пробурчал Сайент, - так просто я не сдамся. Я умнее всех вас вместе взятых. И друзья у меня есть. Хрен вам! Все равно сделаю по-своему.
Он встал, потянулся, и решительно направился в гарем. Мальчишки радостно защебетали, увидев господина. Платиновый красавчик с аквамаринами, томно поднялся с диванчика, на котором расположился. Джет усмехнулся, глядя в озорные глаза мальчишки. И поманил его к себе…
* * *
Жрец Даион сидел в своей комнате, в заднем крыле храма, и изучал древнюю книгу, которую по его просьбе ему привезли с верху. Услышав шорох в главном зале храма, он отложил раритет, и направился в зал, посмотреть, кто же пришел.
К алтарю подходил Альдис. Жрец уже собирался выйти навстречу мальчику, но вдруг замер. Уже в который раз, он почувствовал, что мальчик не один. Но сегодня особенно сильно. Отчетливое ощущение незримого присутствия. Осторожно выглянув, Даион присмотрелся к мальчишке. Нет, ничего. И, тем не менее, мальчик не один. Жрец присматривался и так, и эдак. Но ничего не находил. Тогда, спрятавшись в тени, жрец скрестил перед собой руки в особом жесте, и мигнул. Его глаза изменились. Став желтыми, словно глаза хищной птицы. Вот теперь он увидел то, что искал. Мальчика сопровождал дух. Маленькое облачко светлой энергии. Ангел-хранитель. Пусть маленький, но такой мощи Даиону видеть давно не приходилось.
- Кому это он так пришелся по душам? – пробормотал пораженный жрец, видя, как облачко зависло над головой Альдиса.
Эта сила была неподвластна Богам Тэоэна. Такие духи существовали сами по себе, и сами решали, кого оберегать. И если решали, то навсегда. Этот избрал себе шлюшку из Адальона. А значит, Альдис храним великой силой. Вот, почему его существование было отнюдь не самым бедственным среди других.
Даион еще раз полюбовался на серебристое облачко тумана над головой мальчика. Снова моргнул. Глаза стали прежними, и, увидев, что Альдис закончил молитву, жрец вышел в зал.
- Здравствуйте, лантэ, - улыбнулся Альдис.
- И тебе здоровья, мой мальчик, - ласково улыбнулся жрец. Потом взглянул на поднос. Белые и ярко синие ленты.
- Ты снова танцевал с Ветром?
- Да, лантэ, - глаза мальчика затуманились. – Я делаю так каждую такую ночь. Но сегодня я был не один.
- Не один?
- Нет, - юноша улыбнулся. – Со мной был мужчина. И это было так весело.
По его улыбке жрец понял, что мальчик все еще в дурмане, да и алкоголь тоже еще давал себя знать.
- Лантэ, не смотрите так, - снова засмеялся Альдис. – Он говорил, что ему нечего бояться Синего ветра. Ведь я с ним. А я и есть Синий ветер!
Мальчишка поднял руки и выписал грациозный пируэт. Потом снова поклонился алтарю и выпорхнул на улицу.
Даион проводил его задумчивым взглядом, и посмотрел на поднос. Потом, решительно взял с подноса синие ленты и обошел алтарь, оказавшись в его тени.
Там, скрытый темнотой от посетителей, жрец положил одну из лент на стальной поднос. Пробормотал непонятные слова и поджег ленточку. Сгорая, лента извивалась, оставаясь на стали причудливым узором пепла. Даион не смотрел, как она горит. Но, едва затихло шипение огня, открыл глаза. Посмотрел, и шумно вздохнув, оперся руками о каменный стол.
- Вот как, значит? Две судьбы, и такие разные…
Он, так и так, разглядывал пепел. И в душе все больше нарастало странное чувство. Тревоги? Предвкушения чего грандиозного? Страха? Торжества?
Даион вышел из-за алтаря, и подошел к одной из стен молитвенного зала. Перед ним, в  сложном изломе линий, золотился Лабиринт Тэоэна. По углам рисунка блистали драгоценными камнями эмблемы четырех Ветров. И сквозь золотой, немыслимо сложный узор, плелись две искрящиеся нити. Сапфирово-синяя и рубиново-алая. Альдис и Лаэндис. Два ветра, которым суждено пронестись сквозь лабиринт, навсегда изменив этот мир. Разрушить, или привести в равновесие. Они прихотливо скользили по лабиринту, сходясь в одной точке, где двумя звездами сверкали бриллианты.
Еще с минуту жрец разглядывал рисунок.
- Но, кто же второй? – пробормотал Даион.
Свой ответ лан-Тэоэн Даион получил раньше, чем рассчитывал.
Прошло около трех часов, после появления Альдиса, и прибыл еще один посетитель, достойный внимания жреца.
С великолепно убранным подносом к алтарю подходил Джеттери Сайент. Поставив на алтарь поднос, мужчина опустился на колено, и коснулся лбом рук, сложенных на алтаре.
Сегодня он молился намного дольше, чем обычно. Потом поднялся, отвесив алтарю поклон, и вышел. Слегка удивленный, Даион подошел, чтобы разобрать поднос, и, споткнувшись, замер.
На подносе Высокого сплетались алые и синие ленты. И их переплетение, едва ли не с фотографической точностью, повторяло узор на Лабиринте. В шоке, схватив алые ленты, Даион понесся в свое убежище за алтарем, и поджог ленточку. Когда огонь погас, жрец, в полном обалдении, уставился на пепел.
- Не может быть… Сейчас? Они?!

5.
Последнее время Тарен Корион, пользуясь своим положением Протектора, пусть уже и бывшего, все чаще и чаще приглашал к себе раньета. То просто побеседовать, то познакомить с кем-то. То в кабинет, то в свой дворец, где зачастую собиралась довольно большая компания. Алента не отказывал Кориону, все еще исполненный благодарности за помощь, оказанную ему бывшим протектором. Но все эти беседы, которые велись у Кориона…
Они здорово напрягали молодого человека. Несложно было понять, что Корион рвется к власти. Это сладкое слово не давало спокойно спать большинству Высоких. Вскоре до Латиона дошло, что именно его, Тарен собирается сделать трамплином для прыжка наверх. Корион метил на место Крон-Легата. И давно метил. В последний раз, когда на эту должность избрали Сайента, Корион тоже претендовал на это кресло. Но тогда его оттеснили. Теперь же, вложив в Аленту не малые силы, он, естественно, ждал от парня отдачи. Латион это прекрасно понимал. Но понимал он и другое. Что заставляло его чувствовать сильную неловкость. Во-первых, Алента прекрасно видел, что Корион не потянет подобную должность, да и Корион особо не скрывал, что ему теплое местечко нужно не для того, чтобы трудиться на благо Стелия. Для этого существовал Алента, который на своем месте раньета будет волочить всю работу, пока Тарен наслаждается привилегиями, дарованными Крон-Легату. Как бы любезно не относился Корион к своему протеже, Латион чувствовал, что для Тарена, он все равно остается выскочкой из Отстойника. Во-вторых, Корион копал под человека, которого Алента не только очень уважал, но и любил всем сердцем. И откровенно говоря, молодому человеку вовсе не хотелось подставлять подножки своему Растаниэ. Было еще и, в-третьих. Латион и сам был не прочь приобрести побольше власти. А с Корионом ему так и придется сидеть в раньетах по гроб жизни. Поэтому Алента отчаянно пытался найти выход, как бы сыграть на руку и вашим, и нашим.
Но однажды произошел случай, сильно его потрясший, и разом прекративший его метания.
Как-то в обеденный перерыв, Корион пригласил его выпить чашечку кофе, вместе с другими Советниками, входившими в коалицию Кориона, и надеявшихся подкормиться с его стола. Алента, как всегда, не счел возможным отказать. Они всей компанией расположились в уютных креслах, вокруг круглого столика, в обеденном зале ресторана, расположенного на смотровой площадке Стаене. Беседа, правда, велась чисто светская - ни о чем.
Их заметил, вошедший в ресторан, Сайент. Узрев в этой компании заговорщиков, хорошо ему известной, своего раньета, которого уже привык считать единомышленником, Крон-Легат взбесился. Раньше ему было наплевать, на то, что Алента постоянно общается с Корионом. Но, теперь, в свете новых обстоятельств, это приобрело значение. Джету было совсем не нужно, что бы рядом с ним постоянно находилась собачонка Кориона, который без конца строил против него козни. Решив раз и навсегда расставить точки над i, Сайент направился прямиком к заговорщикам.
- Раньет Латион! – рявкнул он так, что подскочили не только люди, но и посуда на столах. – Вы нужны мне и немедленно! В мой кабинет!
Джет развернулся, едва не сбив плащом, декоративные вазы и выскочил из ресторана. Встревоженный Алента кинулся за ним.
Молодой человек едва успевал за разъяренным боссом, недоумевая, что его разозлило. Джет замечания-то ему и то редко делал. А тут такое.
- Закройте дверь! – приказал Крон-Легат, когда Латион влетел следом за ним в кабинет.
Парень захлопнул дверь, повернулся, и испуганно ахнул. Его с силой припечатали к стене, прямо перед глазами сверкнуло синим, и к его шее прижался кинжал. Лезвие мелко вздрагивало в руках хозяина, словно ему не терпелось вонзиться в горло врагу. Перепуганный Алента замер, не в силах даже вздохнуть.
Позеленевшие от злости глаза Джета, уставились прямо в янтарные Аленты, когда Сайент прошипел:
- Слушай меня внимательно, мальчик. Сейчас самое время сделать выбор. Я прекрасно знаю, зачем Корион пропихивал тебя в раньеты. И я не собираюсь держать под боком врага. Поэтому выбирай, с кем ты.
Латион сглотнул, почувствовав, как лезвие слегка надрезало кожу. Он прекрасно знал, Джету стоит сейчас лишь один раз провести лезвием, и на этом жизнь Аленты закончится. И ничего Джету за это не будет. Не зря Легаты носили оружие. Они могли карать и миловать без суда и следствия. А Джет точно знает, что Алента якшается с заговорщиком. А еще парень понимал, что если он сейчас заколеблется, то Джет колебаться не станет. Но, выбирать, Латиону, к счастью, не приходилось.
Все эти мысли в одно мгновение промелькнули в его голове, и Алента, спокойно и твердо, ответил:
- Джет, убери оружие. Я на твоей стороне. Был, есть, и буду.
Больше он ничего не добавил, продолжая смотреть Сайенту в глаза.
Через минуту, полную оглушительного напряжения, Джеттери отстранился. Положил кинжал на стол. Мрачно глянул на парня, и отошел к бару.
Вот теперь Аленту затрясло. Осознание такой близкой и внезапной смерти, ударило по нервам, как медиатор по струнам. Каждая жилка вибрировала, от накатившего ужаса. На трясущихся ногах Алента добрался до кресла, и буквально упал в него. Джет бросил ему влажную салфетку, поставил перед ним бокал с коньяком. Латион залпом проглотил напиток, и только потом дрожащей рукой прижал к шее салфетку. К счастью, крови было всего пара капель. Но молодой человек снова и снова вытирал кожу, словно никак не мог, избавиться от ощущения ледяной стали на горле.
Джет снова наполнил ему бокал, и, сев за стол, хмыкнул:
- Не трясись. Не собираюсь я тебя убивать.
Алента перевел взгляд на кинжал. Синее лезвие клинка сапфирово мерцало. Только края серебрились, тончайшими полосками отточенной стали. Парень знал, что этому кинжалу, носящему имя Агилар, нет цены. Клинок хранился в Доме Сайент еще с довоенных времен. Таких артефактов осталось очень мало. Сколько веков насчитывало это, по-прежнему грозное, оружие, Латион не знал. Да если б и знал. Мало радости, знать, что тебе перерезали горло столь ценным раритетом.
Проглотив вторую порцию коньяка, Алента почувствовал, как в душе нарастает злость.
- Ты… сука! – выдал он, не в силах больше сдерживать эмоции. – Это было обязательно?! Другого способа задать вопрос, у тебя не нашлось?!
- Это быстрей и проще, - спокойно отозвался Джет. – Наилучший способ узнать правду - внезапно напугать, когда человек не контролирует эмоции.
- Наилучший способ? Убери это с глаз моих! – заорал Алента, тыча пальцем в кинжал. – Какого хрена, ты выставил его мне на обозрение?! Хватит и того, что он прошелся по моей глотке, чтобы еще и любоваться им!
- Боги, Латион, ты такой пугливый? – прищурился Джет.
- Пугливый?! – окончательно вышел из себя парень. – Ты узнаешь, что такое пугаться, когда я попытаюсь перерезать тебе горло!
Он стоял, перегнувшись через стол, и орал Джету в лицо.
- Не думал я как-то, что ты такой эмоциональный тип, - вдруг хмыкнул Сайент. – Ты хоть сам слышишь, что ты мне сейчас говоришь?
- А что? Опять возьмешься за свой ножик?!
- Не оскорбляй столь благородное оружие, - поморщился Джет, и налил ему снова. Потом все же убрал кинжал в ножны, искусно спрятанные под одеждой.
Несколько секунд Алента молча цедил очередную порцию, потом обиженно изрек:
- Это что, правда, было так необходимо?
Джет пожал плечами:
- Меня просто взбесило твое воркование с Корионом.
- Он мой протектор. И во многом мне помог. Но это отнюдь не значит, что я собираюсь плясать под его дудку. У меня уже есть тот, под чью песенку я прыгаю – ты! А ты… Ты просто сволочь!
- Зато теперь я в тебе полностью уверен, - спокойно возразил Джет. – Я знаю, что это было жестоко, но извиняться не собираюсь. Корион и так наделал мне много пакостей. Если бы он был чуть умней, или чуть менее болтлив, у меня были бы большие проблемы.
Алента выдохся. Ну, не мог он долго злиться на Джета, как ни пытался.
- Он постоянно делает мне намеки. Хотя прямо пока еще ничего не сказал, - проговорил Латион. – Хотя и намеков тоже хватает.
Джет наполнил свой бокал и бросил:
- Пусть дальше намекает. Болтун рыжий.
Они снова помолчали, потом Алента задал таки мучивший вопрос:
- А если бы я оказался на его стороне, ты убил бы меня?
Он поднял глаза, и встретился взглядом с застывшими, словно лед, глазами Джета.
- Нет, - жестко изрек Сайент, - сам я не стал бы тебя резать. Но я бы тебя уничтожил. Безвозвратно. Сам бы в петлю полез. К врагам, Алента, я жалости не знаю.
Парень только кивнул.
- Успокойся, - Джет поднялся, обойдя стол, и стал массировать плечи молодого человека. – Успокойся, все в порядке.
Голос его стал мягким, руки сильно, но ласково, сжимали плечи, пальцы зарывались в волосы, скользили по щеке, по шее…
По телу потекла сладкая, дурманящая волна. Запах Джета, его нежные, но сильные пальцы, дыхание где-то под ухом… Шорох ткани, вздох, губы сами приоткрываются, ожидая поцелуя. Теплая рука скользит под тунику, гладя ключицы, спускается еще ниже. Еще чуть-чуть, и пальцы коснуться соска…
«Не останавливайся, - мысленно молил Алента, прикрыв от удовольствия глаза, - только не останавливайся!»
Может, Джет и не остановился бы, но раздался внутренний вызов: Верховный желал видеть своего заместителя.
Как же Алента ненавидел в эту минуту Вионту Мариона…
«Что б ты сдох, поганый старый урод!!» - от всей души пожелал парень, влетая в свой кабинет.
* * *
- Значит, ты утверждаешь, Страж, что Двое пришли?
Высокая фигура неподвижно застыла в ярком белом свете. Мощные руки, больше похожие на птичьи лапы, скрещены на груди. Огромные когти почти впиваются в литые мышцы. Но в этом жесте не чувствуется попытки защититься. Скорее, наоборот, уверенность. Громадные крылья сложены за спиной. Их изгиб возвышается над головой, бросая тень на бронзовые плиты груди, а концы великолепных маховых перьев почти касаются пола. Желтые глаза горят собственным светом, споря с белым, заливающим портик.
- Мне не нужно ничего утверждать. Я знаю, что это они.
Молчание.
- Мы не готовы согласиться с тобой, Страж Рангдлаион.
- Почему же?
- Мальчишка недостоин.
- Разве?
- Мы знаем, о ком ты говоришь. Мальчишка недостоин.
- Почему же?
- Ты лучше нас знаешь, кто он.
- Что из того? Разве это имеет значение для Лабиринта?
- Это имеет значение для нас.
- Для вас?
Губы на орлином лице кривятся в саркастической усмешке.
- Я знаю, что имеет для вас значение. Вам не нужно, что бы кто-то прошел Лабиринт.
- Не забывайся, Страж!
- Не пугай. Я не боюсь вас. Мне нет дела до вашего гнева. Меня ведет только мой долг.
- Твой долг – быть Стражем.
- Мой долг – найти Двоих.
Молчание, наполненное едва слышным, но всеобъемлющим бормотанием. Шелестом, шепотом.
- Мы отвергаем их. Если Лаэндис найдет другого, мы примем Двоих.
Губы Стража снова искривляются.
- Не Лаэндис ищет пару, Альдис выбирает. Двое не появлялись в течение тысячелетий. Сколько ждать еще?
- Сколько надо, Страж. Мы отвергаем мальчишку.
Свет меркнет.
Страж яростно шипит. Пронзительный звук сверлит воздух, поднимаясь до ультразвуковых частот. Вокруг, в наступившей темноте, трескается мрамор стен. Крошатся арки, держащие свод.
Колоссальные крылья распахиваются. Их первый, самый мощный, удар подбрасывает Стража вверх, одновременно окончательно разнося в дребезги разрушенный шипением портик. Снова ударив крыльями, Страж Рангдлаион разметал обломки, и взмыл в невидимое небо.

* * *
 Лантэ Даион сидит, скорбно глядя в огонь жертвенных светильников. Перед ним на подносе догорает синяя ленточка. Теперь в ней только один путь.
- Вот, значит, как… - шепчет жрец. – Какая глупость… Лаэндис… Что он принесет этому миру?
ннн
Гость
« Ответ #39 : 10 Марта 2012, 18:22:53 »

Гипнотически захватывающее повествование! так бы читал и читал... Браво!
 
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 24   Вверх
  Печать  
 
 

Powered by SMF 2.0 RC1.2 | SMF © 2006–2009, Simple Machines LLC
XHTML RSS WAP2
RuNet Theme by [cer]